Меню

Закрывается приют для собак

Закрывается приют для собак

Фото: «Краснодог» / ВКонтакте

Введенные из-за пандемии коронавируса ограничения серьезно отразились на работе приютов для животных. Некоторые подсчитывают последние оставшиеся деньги, другие — объявляют о закрытии и просят о помощи. «Медиазона» поговорила с волонтерами и владельцами таких приютов, и выяснила, как складывается ситуация в Москве и в регионах.

На время не выключишь

От пожертвований зависят частные приюты, которые не получают государственного финансирования. С началом карантина и кризиса все они ощутили нехватку денег. В конце марта «Краснодог», один из самых крупных частных приютов Краснодара, куда обычно попадают травмированные кошки и собаки, объявил, что закроется к 1 мая.

«Это вынужденная мера и нам самим тяжело об этом говорить, но если материальное положение приюта не изменится в лучшую сторону, то мы больше не сможем, а значит, и не будем принимать животных», — говорилось в сообщении.

Деньги «Краснодогу» всегда приносил ветеринарный кабинет приюта. В Краснодаре ввели специальные пропуска для передвижения и число клиентов сильно снизилось.

«Это наш один из основных кормильцев. Опять же, ветеринарная помощь никому не оказывается, потому что люди на самоизоляции, то есть выручки практически нет», — объясняет «Медиазоне» администратор «Краснодога» Дарья Баканова.

Работа приюта поддерживалась и за счет пожертвований, боксы для них стояли во многих торговых центрах. Крупные магазины закрылись и объем благотворительности снизился.

«Коронавирус повлиял очень сильно, и, насколько мне известно, не только на нашу деятельность, но вообще на деятельность благотворительных организаций в целом», — добавляет Баканова.

На просьбы приюта о помощи откликнулись местные жители: число пожертвований вновь выросло, люди стали чаще забирать животных. К середине апреля в приюте осталось около 330 питомцев, в начале года их было около пятисот. «Краснодог» решил продлить работу еще на пару месяцев.

«Ситуация немного стабилизировалась. Благодаря социальным сетям, благодаря тому, что люди откликнулись, нам удалось закрыть задолженность», — говорит Баканова. По ее словам, приют нашел деньги на покупку необходимых кормов и лекарств для собак. Этого должно хватить примерно на два месяца.

«Что может быть самое страшное, при самом плохом исходе — то, что просто в приют перестанут принимать животных. Но то, что собаки не будут голодать, уже радует», — резюмирует Баканова.

Со схожими проблемами столкнулся и калининградской приют и реабилитационный центр для животных «Славянское», созданный некоммерческой общественной организацией «Право на жизнь». Приют во многом существовал за счет доходов от социального ветеринарного кабинета и двух комиссионных магазинов, куда люди приносили ненужные вещи.

Пожертвования упали в два раза, говорит представитель фонда «Право на жизнь» Екатерина Ублинская, ветеринарный кабинет и магазины обеспечивали почти две трети бюджета. «Они теперь закрыты. Где-то собаку хозяйскую на передержку взять, перевозка животных, лечение животных — это тоже приносило небольшие деньги».

Сейчас в приюте — около 220 собак, на корм уходит примерно 150 тысяч рублей в месяц, подсчитывает Ублинская.

«Мы еще пытаемся удешевить кормление за счет того, что варим каши. Помогают представители мясопереработки, отдают какую-то еду просроченную, — добавляет она. — Еще 20 тысяч — электроэнергия, 40 тысяч рублей — месячная зарплата двух сотрудников, которые занимаются уходом за животными. 10 тысяч — вывоз мусора, 8 тысяч — откачка септика из канализации. Это самые основные расходы. Я не считаю мелкие расходы на вакцинацию и препараты от блох». Запасов корма по ее словам, должно хватить на полторы недели.

Приют «Дружок» под Калининградом выживал в основном за счет благотворительности. «Кто сколько может: кто сто рублей, кто тысячу перечисляет животным. Сейчас люди остались без работы, их финансовое положение ухудшается, то, соответственно, и число пожертвований сильно снижается, — рассказывает представительница приюта Галина Головко. — А животные — это не станки, которые могут постоять, подождать. Их каждый день нужно кормить. Вот вчера у нас пожрали собаку — нам надо было везти ее в клинику и оплатить ее лечение, и подождать несколько дней она не может».

По словам Головко, все это закончится для собак «элементарным голодом».

После введения карантина «Дружок» отказался принимать новых животных — там с трудом справляются с теми восемью десятками, что уже находятся на содержании. Опасаются в приюте и возможного отключения электричества, потому что скоро нечем будет платить. «У нас хутор, где все зависит от электроэнергии — и вода, и отопление. Если нас отключат, то все — будет апокалипсис», — рассуждает представительница приюта.

О том, что во многих регионах ситуация складывается хуже, чем, например, в Москве, говорила президент благотворительного фонда «Забытые животные» Анастасия Комагина: «Например, в Петрозаводске отменили проезд на общественном транспорте. А вы понимаете, сколько нужно денег, чтобы добраться на такси до работы, особенно тем, кто работает в приюте за зарплату 12 тысяч рублей?».

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Приюты в большей степени выживают за счет акций и сборов от неравнодушных людей, объясняет Комагина, но у владельцев организаций «очень упаднические настроения». О нехватке средств на покупку корма сообщал приют из Набережных Челнов, а в Кемерово самая крупная организация объявила, что приостанавливает прием животных.

Председатель «Альянса защиты животных» Юрий Корецких тоже обращает внимание на то, что пожертвования серьезно упали из-за кризиса. «Никто не знает, когда закончатся ограничительные мероприятия, — говорит он. — И волонтеры не всегда могут доехать до приюта, потому что в городах введены запретные мероприятия. Действительно, ситуация ухудшается и так, и так».

Волонтеры без пропуска, собаки без прогулок

От волонтеров зависят и муниципальные, и частные приюты. Из-за того, что почти по всей России власти ограничили выход из дома или ввели пропускной режим, приюты тоже закрылись на карантин.

«Приют у нас волонтерский, в основном в нем трудятся волонтеры. Это бесплатная работа, это всего несколько человек, — рассказывает Галина Головко из калининградского приюта «Дружок». — Если несколько человек, не дай Бог, заболеют, слягут, то за животными ухаживать будет некому. Соответственно, приют закрыт на карантин, мы никого не пускаем. Это большой минус, потому что люди звонят, хотят посмотреть животных, собак, а мы им отказываем, советуем дождаться окончания режима самоизоляции».

Читайте также:  Как правильно привить собаку от бешенства

Екатерина Ублинская из фонда «Право на жизнь» рассказывает, что сейчас с животными работают только двое сотрудников приюта; для волонтеров и для тех, кто хочет взять питомца, доступ закрыт. Еще двое сотрудников подвозят продукты и медицинские препараты.

Выгулом собак занимались именно волонтеры, это важно для социализации животных, объясняет Ублинская: «Собаки, которые ходили к нам, никогда не ходили на поводке и не видели ласки, это важно практиковать. Волонтеры давали им это внимание». Но животных все равно знакомят с будущими хозяевами — встречи проходят за пределами приюта.

Екатерина Зубенко, президент фонда «Лапа дружбы» и волонтер московского приюта «Кожуховский», где содержатся больше трех тысяч собак и около 400 кошек, рассказывает, что все муниципальные приюты закрылись для посещения сразу после введения режима самоизоляции 28 марта. Из-за этого собаки остались без прогулок.

«Животные не гуляют, сидят в клетках. С чем это связано: по регламенту на 50 собак должен приходиться один работник. У нас, например, на 200 собак только один работник. Он физически не может с ними всеми погулять. Он их и не знает. Он заходит, засыпает корм, наливает воду, чистит клетки, сыпет опилки, меняет сено, ему надо разгрузить еще что-то, где-то на территории что-то убрать», — объясняет собеседница. Без выгула и без общения с человеком животные дичают.

В Кожуховском приюте столкнулись и с другой проблемой. После того, как перестали пускать волонтеров, управляющее приютом ГБУ «Автомобильные дороги ВАО» снизило норму кормления собак. «Нет контроля, можно сэкономить на самом основном ресурсе, — рассуждает Зубенко. — На наш приют в среднем уходит 1,1 — 1,2 тонны корма в день; в месяц, грубо говоря, это 40 тонн».

Зубенко объясняет: при снижении нормы кормления в первую очередь страдают слабые и больные собаки, их оттесняют от мисок более сильные особи: «Если вы кормите двух собак у себя дома, вы замечаете, что одна собака быстро съедает свой корм и бежит совать морду в миску другой. Но дома это можно контролировать. В приюте проконтролировать, кто из четырех-пяти собак внутри вольера съел корм, невозможно. Мы говорили, что рано или поздно произойдет — вначале слабые не будут подходить, потому что их будут отгонять сильные, а через недели две они начнут драться».

Когда о ситуации в приюте написали в социальных сетях, «Автомобильные дороги» попытались надавить на волонтерское сообщество, призвав жаловаться на одну из активных участниц, а также попытались навязать волонтерам некие соглашения, призванные якобы защитить их права. В ситуацию вмешался префект ВАО и она разрешилась благополучно: в двадцатых числах апреля норму кормления вернули.

Про важность общественного контроля говорит и Юрий Корецких: в условиях, когда волонтеров не пускают, возникают злоупотребления. Зоозащитник приводит в пример ситуацию в архангельском приюте для бездомных животных «Добрый дом», где, по данным волонтеров, собаки живут в антисанитарных условиях и умирают. Активисты обратились в прокуратуру после того, как руководство приюта отказалось пустить их на свою территорию.

Фото: Ирина Бужор / Коммерсант

Перенаселенность

По данным РИА «Новости», на фоне пандемии коронавируса увеличилось число россиян, желающих сдать животных в приют. «В связи с обстоятельствами многие люди материально не справляются с содержанием собак. Участились случаи и выкидывания их на улицах. Но самое страшное для всех приютов еще впереди. Многие люди покупают или берут бесплатно собак с таких платформ, как «Авито» и «Юла». Как только закончится режим самоизоляции и все вернется в прежнее русло, начнется вторая волна сдачи собак в приюты» — предположила в беседе с агентством PR-волонтер московского приюта для собак «Бескудниково» Анна Лис.

В других приютах говорят, что спрос на животных, напротив, увеличился.

Волонтер кожуховского приюта Екатерина Зубенко рассказывает, что за трехнедельный период, в который волонтеров не пускали на территорию, животных пристроить было невозможно — из-за этого Кожухово, как и другие приюты, оказался перенаселен.

«ГБУ не занимается пристройкой, они не умеют этого делать, не умеют проводить собеседования, не знают собак. Это все волонтерская работа. При этом работа по отлову собак не была приостановлена, все приюты Москвы оказались перенаселены. В клетках 2 — 2,5 метра содержатся три, четыре, пять собак. Неясно решение, почему не пустить волонтеров, не разрешить пристраивать».

Ситуация в Кожухово с передачей животных тоже разрешилась: с двадцатых чисел апреля волонтерам разрешили передавать собак и кошек по договору.

Источник

Владимир Бурматов: бездомных животных быть не должно

Депутат Государственной Думы РФ, Председатель Комитета по экологии и охране окружающей среды, координатор федерального проекта «Чистая страна» Владимир Бурматов — о приютах для домашних животных, их проблемах и злоупотреблениях в них.

Читайте начало интервью:

Нужно ли помогать животным?

— Как дела во время пандемии коронавируса у приютов для домашних животных? Разрешили ли волонтерам работать там, как раньше, не испугались ли они?

— Тех, кто работает в приютах, ничем не испугаешь, в чем я им очень благодарен. Их сложно чем-то напугать, они насмотрелись разного и особой впечатлительностью не страдают.

А приюты себя чувствуют очень по-разному, все зависит от региона. И в самом начале пандемии к нам шли сотни обращений о том, что многие из них закрылись для волонтеров, то есть животных оставили на подножном корме.

Потому что остальное приносят волонтеры и уход осуществляют они же. Обращения возымели некую силу, президент поставил задачу губернаторам пустить их в приюты — эту проблему решили на 70-80%.

Но остались регионы — там даже не в регионе дело, а в конкретном руководителе приюта, у которого «забрало падает» и он ничего не видит, закрывается от людей. А страдают животные. Вот приют известный в Якутии, куда тоже не пускали, а потом стало понятно, почему — 200 мертвых собак там нашли.

Это тупик, но я уверен, что мы из этого тупика выйдем, выдвинем проблему в русло нормального человеческого подхода к братьям нашим меньшим.

Сопротивление, конечно, колоссальное, и это понятно. До последнего времени, причем согласно сайтам госзакупок, контракты на уничтожение бесхозных животных давали ежегодно почти два миллиарда рублей в целом по стране. Вот столько эти люди потеряли и как они визжат из-за того, что мы заставляем их сейчас гуманным образом подходить. Они пытаются закрываться, но никуда не денутся — законы приняты, постоянно подключается прокуратура, МВД.

Читайте также:  Как назвать собаку боксер мальчик

— В соцсетях медийным личностям, которые помогают приютам для животных, часто пишут: «Лучше б вы помогли сиротам, инвалидам, у людей своих проблем много». С другой стороны, культовый писатель современности Чак Паланик говорит о том, что человечность измеряется нашим отношением к животным, а не нашим отношением к людям. Так кому же помогать в первую очередь?

Вы знаете, я всегда недоумеваю от таких вопросов. Что вы утром для себя выбираете: почистить зубы или помыть голову? Почему нельзя сделать и то и другое? Ну вот если вы поведетесь на это и скажете: «ОК, я забываю про животных, буду помогать детям» — вам тот же самый лукавый человек заявит: «У детей есть родители, помогай одиноким пенсионерам». Или еще потом что-то придумают. А говорят это люди, не помогающие никому, в том числе родителям собственным. Люди без сердца и совести.

Ко мне как к депутату ежедневно приходит от 200 до 400 сообщений, и про людей, и про животных — я их должен делить, на какие-то реагировать, какие-то нет?

Гуманность не делится на гуманность по отношению к людям и животным — мы либо на нее способны, либо нет. Если оно есть, то оно ко всем — вы не пойдете рубить дерево без нужды, сливать в реку, бить собаку, обижать ребенка или старушку. Вы же не моральный урод! Есть возможность — помоги хоть кому-то!

Спасибо надо сказать, что люди пошли и тратят свое время. Вот у меня в Челябинске — одни ребята раздают старикам бесплатные продуктовые продукты, другие выгуливают животных у тех, кто не может выйти из-за самоизоляции. Это огромная проблема — люди в возрасте, а у них по три собаки живет. Поэтому я считаю, что надо уважать выбор человека, во-первых, а во-вторых, надо перестать уже делить на то, кому там чего нужнее.

Поговорим о приютах

— А что делать человеку, если он узнал о приюте, где хозяева все деньги и пожертвования себе присваивают, а животные умирают с голоду? Куда ему обращаться?

— Во-первых, стоит предать это гласности, об этом должны знать жертвователи. Такая информация быстро расходится, и такие приюты долго не существуют. Люди видят, что деньги идут не туда. Хорошие приюты всегда публикуют финансовую отчетность, сборы проводят только целевые — на стерилизацию, на корма. Если там именно жестокое обращение с животными — надо идти в прокуратуру, МВД, что не всегда с первого раза получается. Даже после депутатского запроса не всегда: полиция не реагирует, дело не возбуждается, приходится идти в прокуратуру. По-разному бывает, но дорогу осилит идущий в этой ситуации.

— Люди, зимой особенно, делятся на два типа: одни носят с собой пакетик корма для бездомных животных, зная, что без еды в условиях холода звери протянут недолго, другие, наоборот, ругают первых за то, что прикармливают животных, и образуются стаи бродячих собак. Какая позиция правильнее, кормить или игнорировать?

— Ну, правильней позиция — это строить приюты. Этот вот конфликт абсолютно надуман, его, в принципе, не должно существовать, потому что по закону, не в неком сферическом мире — по закону так должно быть, по действующему законодательству. В этом муниципалитете должен быть приют, куда животных должны отлавливать, помещать и они там должны содержаться, пока им там подыскивают хозяев. А если хозяев найти не могут, то и дальше содержаться.

И тогда у этих двух людей между собой конфликта не будет. Тот, кто хочет покормить, он пошел со своим кормом волонтерам помогать в этот приют, принес, покормил, погладил, поухаживал, захотел, забрал. Вот я забрал себе собаку из приюта.

А тот, кто боится того, что его, не дай бог, кто-то укусит, то он этот приют стороной обходит и все, и нет у него никаких проблем. Поэтому, если где-то есть этот конфликт, это всегда недоработка местных властей, это они недосмотрели, это они не построили этот приют и, значит, это их, что называется, беда.

— Но вот приютов сейчас не хватает. Я на протяжении длительного времени общаюсь с одним из приютов в Московской области, и у них просто нет мест, как у большинства приютов.

— Да. Потому что все хотят дальше продолжать рассовывать деньги по карманам, зарабатывая на умерщвлении животных, несмотря на то, что сегодня это незаконно и карается. Еще раз — на кону два миллиарда рублей.

Недавно я обратился с инициативой: есть районы, где приютов нет, а собаки бездомные есть. Там муниципалитеты не спешат их строить. А волонтеры строят, но им не хватает поддержки. Я предложил, чтобы муниципальные контракты заключались с уже действующими приютами, чтобы ими занимались те, кто реально этим болеет.

Чтоб деньги шли им, а не жуликам типа якутских, которые в муниципальном именно приюте собак лопатами перебили. Вот в Нижнем Новгороде к моим словам прислушались.

Беседовала Александра Милькова

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Источник

Протянуть лапу помощи. Как приюты для бездомных животных переживают последствия карантина

Екатерина Панова, директор благотворительного фонда помощи бездомным животным «РЭЙ»

Во время карантина мы приложили все усилия, чтобы ни одна из программ нашего фонда не прекратила свою работу: мы продолжили лечить и стерилизовать бездомных и приютских животных, наше социальное зоотакси «РэйМобиль» помогало волонтерам с перевозкой подопечных в ветеринарные клиники, а приюты регулярно получали необходимые корма и лекарства.

К сожалению, в это время ощутимо уменьшились объемы помощи от населения, но нас поддержали наши партнеры. Например, в мае компания MARS передала 24 тонны корма для кошек и собак, которые мы распределили между четырьмя приютами, где проживает 3200 бездомных животных. Те программы, которые не могли продолжать работу из-за введения режима самоизоляции, мы перевели в онлайн формат: например, наши уроки программы «Лапа дружбы», посвященные гуманному отношению к животным, и бесплатные образовательные лекции для владельцев собак и кошек.

Читайте также:  Домик для собаки связанный крючком

Одной из главных проблем, с которой мы столкнулись, была помощь бездомным животным в поисках хозяев в условиях самоизоляции. Чтобы решить ее, мы запустили онлайн-сервис для общения с котами из приютов «Виртуальный хозяин». Он позволяет узнать историю каждого животного, сделать пожертвование или подарить подарок, а также понаблюдать за питомцем в режиме реального времени. Сервис продолжит свою работу и после снятия карантина: с его помощью люди могут безопасно познакомиться с подопечными приютов, задать все интересующие вопросы их кураторам и принять взвешенное и осознанное решение завести себе питомца.

Сегодня благодаря виртуальной дружбе несколько котов, принимающих участие в проекте, ждут первой реальной встречи с потенциальными хозяевами. А также мы смогли собрать значительную сумму на лечение животных и получить материальную помощь в виде корма, лакомств и игрушек от пользователей.

Режим самоизоляции помог нам увидеть новые возможности, которые раньше мы не использовали. Так, виртуальные уроки «Лапы дружбы» позволили значительно расширить географию: наши занятия посетили ученики из других стран и из разных городов России. Именно поэтому мы планируем сохранить этот формат обучения вместе с обычными занятиями в школах.

Владимир Кузин, основатель сети котокафе «Котики и люди»

Наша сеть состоит из приютов открытого типа. Это значит, что кошки живут у нас не в клетках, а в самом гостевом пространстве и могут свободно общаться с посетителями кафе. В отличие от других организаций подобного типа, мы всегда зарабатывали на свою жизнь самостоятельно: пожертвования никогда не играли для нас значимой роли. Собственного заработка вполне хватало на все нужды, связанные с работой.

Когда только начался карантин, с нами случилось невероятное: люди сами стали выходить на связь с нами и предлагать помощь. Нам не потребовалось никого просить об этом, желающие помочь первыми проявили инициативу: привозили корм, наполнители, присылали деньги. Мы не ожидали такого внимания к нам: за то время, что мы не работали, с 16-го марта по 23-июня, нам удалось собрать где-то 400 тысяч рублей и 150 килограмм корма. Именно это нам помогло продержаться целых четыре месяца: полученные средства пошли на зарплаты нашим сотрудникам, питание для кошек. Мне кажется, будь мы обычным кафе, даже культовым, такого внимания к нам не было бы. Но у нас есть кошки, а благодаря им — огромное число их счастливых историй: люди понимали, что наше заведение важно, ведь оно помогает брошенным животным найти новый дом и любящего хозяина. Более того, у тех, кто хотел помочь нам, было осознание, что мы работаем максимально гуманно: мы не держим кошек в клетках, лечим их, у них есть полная свобода передвижения, они могут сами решать, с кем и когда общаться, с кем — нет.

Перед началом карантина было страшно: ходили слухи, что город закроется, повсюду будет Росгвардия. Мы готовились к худшему и заранее стали собирать все нужные для работы удостоверения и справки. Более того, понимая все риски, я сам был готов ночевать в наших кафе, чтобы кормить кошек. Тогда же нам пришла в голову идея предложить людям забрать понравившегося питомца из приюта к себе домой на время самоизоляции. Это был успех: большая часть кошек, а всего в наших кафе их больше сотни, обрела временную семью, которая спустя несколько недель стала постоянной. Позднее похожую «акцию» провели и другие приюты. Практика выдачи кошек во временные семьи и поиск для них нового дома показала нам, что люди в целом понимают, что домашнее животное — это ответственность, к которой нужно быть готовым.

Что касается мер безопасности в нашем кафе, то они всегда были достаточно высокими. В первую очередь это обусловлено заботой о кошках: у них не самый крепкий иммунитет, и они легко заболевают. Кроме того, кошки очень эмоционально лабильны: они могут заболеть даже от переживаний. Чтобы обезопасить их, у нас введены строгие правила: каждый гость обязательно дезинфицирует руки, снимает обувь и использует бахилы. В наших кафе всегда есть озонаторы и дебактеризаторы, мы регулярно проводим кварцевание помещения. Для нас все эти моменты обязательны. После пандемии мы вряд ли будем что-то кардинально менять: мы продолжим следить за соблюдением мер безопасности, чтобы придерживаться нашего стандарта здоровья кошек и гостей кафе.

Источник



В Смоленске закрывается крупный частный приют для бездомных собак

Активисты пытаются пристроить оставшихся без хозяйки животных

Смоленск, 12 апреля. В Смоленске закрывается один из крупнейших частных приютов для бездомных животных в районе ТЭЦ-2, волонтеры ищут животным новых хозяев. Об этом сообщили смоленские активисты.

Они отметили, что хозяйка приюта, Валентина Андреевна, попала в больницу в силу возраста и проблем со здоровьем. Приют больше не сможет существовать под ее руководством.

«В данный момент в приюте 31 собака. Активисты уже связались с приютом «Верность» и приютом Натальи Беликовой. Они совместными усилиями смогут забрать на попечение какое-то количество животных. Как поступать с остальными, что делать — мы не знаем», — рассказали волонтеры.

Добровольцы попросили помощи с передержкой оставшихся без присмотра животных и финансовой поддержки.

«В данный момент идёт обсуждение устройства собак на передержки и в другие приюты. Для этого необходимы деньги — на корм, строительство дополнительных вольеров, содержание животных», — сообщили добровольцы.

Как стало известно smolensk-i.ru уже сегодня волонтёры «Верности» отправятся в приют, чтобы забрать 20 собак — это больше половины от общей численности питомцев, о которых заботилась Валентина Андреевна.

текст: Григорий Орлов
фото: @goodfriendssmolensk

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите CTRL+ENTER
Мы будем Вам благодарны!

Источник