Меню

Собаки во время войны 1941 1945 интересные факты

Собаки на фронтах Великой Отечественной

Первыми животными на военной службе у человека стали не лошади и не слоны. Собираясь на грабеж соседней деревни, первобытные племена брали с собой собак. Они защищали хозяев от вражеских псов, а также нападали на противников, что существенно облегчало рукопашную схватку. Собаки преследовали разгромленного врага, быстро находили сбежавших пленников. В мирное время псы помогали караульным – охраняли селения, тюрьмы, военные отряды в походе. В шестом веке до нашей эры на собак приспособились одевать особые ошейники, покрытые острыми лезвиями. Позже животных стали облачать в специальные металлические панцири, защищавшие их от холодного оружия. Броня закрывал спину и бока собаки, а кольчужные соединения прикрывали грудь, предплечья и живот. Еще позже появились собачьи шлемы из металла.

Тысячелетиями собака являлась особым боевым животным. Кельты покланялись богу войны Гесу, принимавшему обличье пса. Собак ценили, выращивали и тренировали как профессиональных солдат. Однако в двадцатом веке многое изменилось. Появились новые виды огнестрельного оружия, такие как винтовка и пулемет. Цена жизни отдельных бойцов, включая и четвероногих, упала до минимума. Действительно, что могла противопоставить собака стрелковому оружию. Однако друзья человека не исчезли с полей брани, просто им пришлось освоить совершенно новые профессии.

Родоначальником служебного собаководства в Советском Союзе считают кинолога Всеволода Языкова. Он написал множество книг по дрессировке и использованию собак на фронте. Позже разработанные им методы использовались в качестве основ теоретических и практических занятий с псами в армии.

Еще в 1919-ом году ученый-кинолог предложил Штабу Красной Армии организовать служебное собаководство в РККА. Подумав ни много, ни мало пять лет Реввоенсовет выпустил приказ под номером 1089, согласно которому в столице на базе стрелковой школы «Выстрел» образовался питомник спортивных и военных собак под названием «Красная звезда». Его первым руководителем стал Никита Евтушенко. В специалистах поначалу был огромный дефицит, привлекались охотники, работники уголовного розыска и даже цирковые дрессировщики. Для популяризации этого благого дела осенью 1925-го года была организована Всесоюзная выставка сторожевых пород, широко освещенная прессой. Курсанты питомника продемонстрировали с участием собак очень эффектный постановочный бой со стрельбой и дымовой завесой. Вскоре после этого по всей стране в системе Осоавиахима стали появляться клубы и секции служебного собаководства. Изначально четвероногих друзей тренировали для разведки, сторожевых, связных и санитарных нужд. Начиная с тридцатых годов, собак стали обучать подрыву танков. А в начале 1935-го года собаки уже проходили испытания на пригодность к диверсионной деятельности. Псов сбрасывали в специальных коробах с парашютом. На спине у них были закреплены седла со взрывчаткой, которую они должны были доставить к предполагаемым объектам противника. Гибель собаки при этом не подразумевалась, поскольку она могла легко освободиться от седла благодаря особому механизму. Проведенные испытания показали, что собаки вполне могут выполнять такие акты диверсионной деятельности, как подрыв автобронетанковых средств, железнодорожных мостов и различных сооружений. В 1938-ом году Всеволод Языков погиб в ходе сталинских репрессий, однако положенное им дело процветало. В конце тридцатых СССР являлась лидером по эффективности применения собак в военном деле, подготавливая четвероногих бойцов по одиннадцати видам служб.

Первое боевое крещение наши псы прошли в 1939-ом году, приняв участие в уничтожении японских войск на Халхин-Голе. Там они использовались в основном для сторожевых и связных целей. Потом была Финская война, где собаки успешно находили спрятавшихся на деревьях снайперов-«кукушек». Когда началась Великая Отечественная война, на учете Осоавиахима по всей стране стояло более сорока тысяч служебных собак. Только клубы Московской области сразу отправили на фронт более четырнадцати тысяч своих питомцев. Специалисты клубов проделали огромную работу по подготовке специального снаряжения для собак. Многие из них в качестве вожатых-санитаров ездовых подразделений отправились на передовую. Помогали и остальные клубы служебного собаководства, а также простые граждане. Для обучения необходимой воинской профессии принимались среднеазиатские, немецкие, южнорусские, кавказские овчарки, лайки любых разновидностей, гончие и метисы этих пород. На территории Украины и Северного Кавказа сражались и другие породы: короткошерстные и жесткошерстные континентальные легавые, доги, сеттеры, борзые и их метисы. В годы войны пополнение в собачьих войсках проходило в большинстве случаев прямо на месте за счет изымания псов у населения или захвата у противника. По некоторым оценкам всего в Великой Отечественной войне с нашей стороны приняло участие около семидесяти тысяч четвероногих друзей человека, из которых было сформировано 168 отдельных отрядов. Породистые и не очень, большие и малые, гладкие и лохматые собаки внесли свой вклад в Победу. От Москвы и до самого Берлина они прошагали бок о бок вместе с русскими солдатами, деля с ними и окоп, и паёк.

Служба собак в годы войны была самой разной. Ездовые и санитарные собаки принесли, пожалуй, больше всего пользы. Под огнем фашистов, на нартах, тележках и волокушах в зависимости от времени года и условий местности, собачьи упряжки вывозили с поля боя тяжелораненых солдат и подвозили к частям боеприпасы. Благодаря выучке и сообразительности, собачьи команды действовали потрясающе согласованно. Существует много рассказов о собаках из нартовых упряжек на Карельском фронте. В условиях сложной лесисто-болотистой местности, среди глубокого снега и труднопроходимых дорог, по которым не могли передвигаться даже конные, легкие санные упряжки стали главным видом транспорта, доставляющим на передовую питание и боеприпасы, а также быстро и безболезненно эвакуирующим раненых солдат.

В одиночку собаки пробирались в места недоступные санитарам. Подползая к раненым, истекающим кровью бойцам, четвероногие друзья подставляли висевшую на боку медицинскую сумку. Солдат должен был сам перевязать рану, после чего собака уходила дальше. Их безошибочное чутье не раз помогало отличить живого человека от погибшего. Известны случаи, когда псы лизали лица бойцов, находящихся в полубессознательном состоянии, приводя их в чувство. А в суровые зимы собаки отогревали замерзавших людей.

Считается, что за годы войны собаки вывезли более шестисот тысяч тяжелораненых солдат офицеров, доставили боевым частям около четырех тысяч тонн боеприпасов.

Около шести тысяч собак-миноискателей вместе со своими вожатыми-саперами обнаружили и обезвредили четыре миллиона мин, фугасов и прочих взрывчатых веществ. Сохранив множество человеческих жизней, псы оказали огромную помощь при разминировании таких крупных городов, как Белгород, Одесса, Киев, Витебск, Новгород, Полоцк, Берлин, Прага, Варшава, Будапешт и Вена. Всего они приняли участие в разминировании более трехсот городов. Ими было проверено пятнадцать тысяч километров военных дорог. Бойцы, работающие с такими собаками, были твердо уверены, что участки и объекты, проверенные их четвероногими любимцами, полностью безопасны.

В сложной обстановке собаки не раз выручали бойцов и в качестве связистов. Небольшие размеры и высокая скорость передвижения делала из них трудные мишени. К тому же зимой на них зачастую надевали белые маскировочные халаты. Под ураганным пулеметным и артиллерийским огнем собаки преодолевали непроходимые для человека места, переплывали реки, доставляя донесения до места назначения. Обученные специальным образом они действовали в основном под покровом темноты быстро и скрытно, выполняя задания, решавшие судьбы целых сражений. Известны случаи, когда псы прибегали или приползали уже будучи смертельно ранеными.

За годы войны собаки доставил более 150 тысяч важных донесений, проложили восемь тысяч километров телефонного провода, что больше расстояния между Берлином и Нью-Йорком. На связных собак была возложена и еще одна функция. Им доверяли доставку на передовую газет и писем, а иногда даже орденов и медалей, если не было никакой возможности пробиться без потерь к подразделению.

Самая страшная роль, безусловно, была уготована собакам-истребителям танков. За годы войны четвероногими бойцами было осуществлено около трехсот успешных подрывов боевых машин фашистов. Особо собаки-камикадзе отметились в боях под Сталинградом, Ленинградом, Брянском, на Курской дуге и при обороне Москвы. Подобные потери, равные двум танковым дивизиям, научили гитлеровцев бояться и уважать мохнатых противников. Известны случаи, когда танковая атака противника оканчивалась позорным бегством, как только в поле видимости фашистов появлялись обвешанные взрывчаткой псы. Быстрых, малозаметных собак было очень трудно остановить пулеметных огнем, попытки применить против них сети также потерпели неудачу. Животные мгновенно добирались до мертвых зон, подбегали к танку сзади или ныряли под движущиеся крепости, поражая одно из самых слабых мест – днище.
Лишь к концу 1943-го года немецкие танкисты научились вовремя убивать псов, внезапно возникавших перед ними. Сколько погибло собак, выполняющих подобные задания, доподлинно неизвестно. Осмелюсь предположить, что много больше чем три сотни. Изначально предполагалось оснащать псов специальным седлом с взрывчаткой. Находясь под днищем танка, собака должна была привести механизм сброса, параллельно активирующий взрыватель, и вернуться обратно. Однако использование подобных сложных сбросных мин показало их неэффективность в реальном бою, после чего от них отказались.

Собак приучали к заданию, ставя миску с едой возле трака-гусеницы заведенного танка. В бою псов с привязанными минами выпускали из окопов под небольшим углом к линии движения танков противника. Ну, а далее они сами инстинктивно бежали под гусеницы. Если собака не была убита по пути к цели и не выполнила задание, то возвращавшуюся к своему хозяину жучку пристреливал в целях безопасности наш снайпер, включенный только для этого в состав собачьего отряда. Вот так ради победы в войне человек с помощью обмана отправлял четвероногих друзей на верную гибель.

Отдельными заданиями для собак-камикадзе были диверсионные операции. С их помощью проводились подрывы железнодорожных составов и мостов, железнодорожных путей и прочих стратегически важных объектов. Диверсионные группы готовились особо. Специально созданная комиссия тщательно проверяла каждого человека и каждую собаку. После этого группу забрасывали в тыл немцев.

Использовались собаки и в сторожевых целях. Они обнаруживали фашистов ночью и в плохую погоду, с ними ходили в боевое охранение и сидели в засадах. Четвероногие друзья при обнаружении неприятеля не лаяли и не бежали ему навстречу. Только по особому натяжению поводка и направлению туловища человек мог определить вид и место грозящей опасности.

Собаки-разведчики вместе со своими вожатыми успешно проходили через передовые позиции немцев, обнаруживали скрытые огневые точки, засады, секреты, помогали при захвате «языков». Слаженные команды «человек-собака» работали настолько беззвучно, быстро и четко, что порой вытворяли поистине уникальные вещи. Известен случай, когда разведчик с собакой незаметно проник внутрь крепости, кишевшей немцами, погостил в ней и благополучно вернулся назад.

Применялись собаки в отрядах Смерша. Они искали диверсантов противника, а также замаскированных немецких снайперов. Как правило, в такой отряд входило один-два стрелковых отделения, связист с радиостанцией, оперативный работник из НКВД и вожатый с собакой, обученной служебно-розыскным работам.

Разумеется, не все фронтовые собаки прошли хорошую дрессировку. Попадавшиеся советским бойцам в освобожденных городах тощие дворняги зачастую становились живыми талисманами воинских частей. Они жили вместе с людьми на фронте, поддерживая боевой дух солдат.

Великая война доказала действенность применения служебных собак в армии. В послевоенные годы СССР занимал первое место в мире по использованию псов в военных целях. Наши союзники также применяли собак на службе. Самой любимой породой американских военных являлся доберман-пинчер. Их использовали на всех фронтах в качестве разведчиков, связных, сапёров, подрывников и десантников. Четвероногие любимцы отлично шли по следу и работали в дозоре, стояли до конца в самом безнадежном положении, не боялись ни огня, ни воды, прыжком преодолевали любые препятствия, могли карабкаться по приставным лестницам и выполнять многие другие полезные функции. Когда этих собак официально приняли в морскую пехоту США, некоторые видавшие виды офицеры с возмущением говорили: «Смотрите, до чего докатился Корпус?». Однако жизнь рассудила, кто был прав. Согласно статистике ни один морской пехотинец не погиб в патруле, если отряд вел доберман. Ни один японец, так и не смог тайно проникнуть ночью в расположение частей морской пехоты, если их охраняли четвероногие стражи. А там, где их не было, вылазки японских военнослужащих приводили к ощутимым потерям. Впоследствии доберманы морской пехоты получили грозное прозвище «собаки дьявола».

Французы в основном использовали на фронте гладкошерстную овчарку породы босерон. Являвшихся их гордостью, похожих и на ротвейлеров, и на доберманов собак после войны осталось лишь несколько десятков. Потребовались немалые усилия, чтобы найти несколько чистокровных босеронов и возродить породу французских овчарок.

Читайте также:  Тенберг компрессор для сушки собак

За проявленные подвиги собачьи вожатые получали новые звания, ордена и медали. Их же питомцам, делившим наравне с ними все тяготы армейской жизни, зачастую бывающим в самом пекле военных действий, в Советском Союзе никаких наград не полагалось. В лучшем случае это был кусочек сахара. Единственный пес, удостоенный медали «За боевые заслуги», это легендарный Джульбарс. У американцев также был официальный запрет на награждение любых животных. Однако в некоторых странах, например в Великобритании, собакам присваивались звания и вручались награды. Все проходило в торжественной обстановке подобно церемониям награждения человека.

В 1917-ом году Мария Дикин основала в Англии ветеринарную благотворительную организацию по уходу за больными и ранеными животными (PDSA). В 1943-ем году эта женщина учредила специальную медаль для любых животных, отличившихся в ходе войны. Первой собакой, получившей награду, стал британский спаниель по кличке Роб, который совершил более двадцати прыжков с парашютом, приняв участие в десятках боевых операций. Всего за время войны такой медали удостоились восемнадцать собак, а также три лошади, тридцать один голубь и один кот.

В сегодняшние дни, даже несмотря на бурный научно-технический прогресс, собаки по-прежнему остаются на службе у государства, продолжая верно служить людям. Дрессированные псы обязательно входят в команды досмотровых групп на таможне, их используют при патрулировании городов, в операциях поиска огнестрельного оружия и взрывчатки, включая пластиковой.

Одна британская ищейка по прозвищу Тэмми приспособилась отлично находить контрабандные партии ценных морских моллюсков. Она была отправлена для «прохождения службы» на таможню в Южной Америке и буквально за пару месяцев поставила под угрозу весь криминальный бизнес в регионе. Отчаявшиеся преступники «заказали» собаку, но к счастью покушение провалилось. После этого впервые в мире у собаки появилось несколько телохранителей. Вооруженная охрана наблюдает за ценным псом все двадцать четыре часа в сутки.

Источник

Псы-герои: как собаки помогали солдатам на Великой Отечественной войне

В годы Великой Отечественной войны в армию было призвано около 68 тысяч собак, среди которых были не только овчарки, но и другие породы: например, крупные дворняжки. Из собак сформировали 168 отрядов, которые полноценно помогали людям в борьбе с противником.

Например, собаки-связисты доставили 200 000 боевых донесений, протянули 7883 километра проводов.

Хвостатые саперы разминировали более 30 крупных городов СССР и Европы,найдя более 4 000 000 единиц фугасов и мин. Собаки-санитары вывезли с поля боя примерно 500 000 тяжелораненых бойцов Красной армии.

Транспортировка раненых в санчасть на собачьей упряжке. Сентябрь 1942 г. Место съемки: Западный фронт. Автор съемки: Великжанин Леонид Андреевич

Оказывали они помощь и на поле боя. Подползали с медицинской сумкой к раненому, ждали, пока он себя перевяжет, а после сползли к следующему. Если боец был без сознания, лизали ему лицо — чтобы очнулся. Грели людей в морозы, везли на специальных санях-волокушах в госпиталь и многое-многое другое.

Из воспоминаний участника Великой Отечественной войны тюменца Сергея Соловьева:

Из-за плотного огня мы, санитары, не могли пробраться к тяжело раненным однополчанам. Раненым нужна была срочная медицинская помощь, многие из них истекали кровью. Между жизнью и смертью оставались считанные минуты… На помощь приходили собаки. Они по-пластунски подползали к раненому и подставляли ему бок с медицинской сумкой. Терпеливо ждали, когда он перевяжет рану. Только потом отправлялись к другому. Они безошибочно могли отличить живого человека от погибшего, ведь многие раненые находились в бессознательном состоянии. Такому бойцу четвероногий санитар лизал лицо до тех пор, пока он не придет в сознание. В Заполярье зимы суровые, не раз от лютых морозов раненых спасали собаки – они грели их своим дыханием. Вы мне можете не верить, но собаки плакали над умершими.

Санинструктор Колесникова Е.Ф. эвакуирует с поля боя на собачьей упряжке раненого бойца. 1943 г. Место съемки: Волховский фронт. Автор съемки: Лосин

Наиболее известны собаки, которые, обвешанные взрывчаткой, кидались под вражеские танки. Их называли «собаки-диверсанты». Говорят, что Сталинградом немецкие танкисты, заметив выскочивших им навстречу из окопов собак, повернули назад.

Кинологи с собаками-истребителями танков. Лето 1942 года

Хвостатые «камикадзе» представляли огромную проблему для немцев , ведь танковый пулемет располагался достаточно высоко и с трудом попадал в быстро перемещающуюся у поверхности земли собаку. Немецкое командование обязало каждого солдата пристреливать любую собаку, появляющуюся в поле зрения. Охотиться на собак предписывалось даже лётчикам истребителей люфтваффе— с самолётов.

Советские солдаты с собаками-истребителями танков, заряженными взрывчаткой, под Москвой, 1941 год

Пожертвовав собой, собаки взорвали за годы войны, по некоторым данным, более трехсот немецких танков. Имеется упоминание о том, как одна из собак по кличке Дина пустила под откос вражеский бронепоезд, причем, сама осталась жива. Дина якобы выскочила на рельсы, сняла с себя повязку со взрывчаткой и в последний момент отпрыгнула в сторону.

В битве на Курской дуге летом 1943 года 12 немецких танков были уничтожены при помощи именно таких собак

Сторожевые собаки работали в засадах, бодрствовали ночью и в ненастную погоду ради обнаружения врага. Эти четвероногие умницы только натяжением поводка и поворотом туловища указывали направление грозящей опасности.

Советские пограничники в секрете на берегу Дуная Газета «Известия» №146 (7522) от 22 июня 1941 года

Иногда даже тяжело раненые собаки выполняли свои боевые задачи. Так, связной собаке Альме немецкий снайпер первым выстрелом прострелил оба уха, вторым – раздробил челюсть. И все же Альма донесла пакет. Знаменитая собака Норка за 1942—1943гг. доставила 2398 боевых донесений. Другой легендарный пес Рекс доставил 1649 донесений. Он был несколько раз ранен, трижды переплывал Днепр, но всегда добирался до своего поста.

А это, кстати, служебные собаки Карельского фронта. Сразу видно — трудились, не покладая лап.

Знаменит также ленинградский колли Дик. В его личном деле записано: «Призван на службу из Ленинграда и обучен минно-розыскному делу. За годы войны обнаружил более 12 тысяч мин, принимал участие в разминировании Сталинграда, Лисичанска, Праги и других городов.

Свой главный подвиг Дик совершил в Павловске. За час до взрыва Дик обнаружил в фундаменте дворца фугас в две с половиной тонны и часовым механизмом. После Великой Победы легендарный пес, несмотря на множественные ранения, был неоднократным победителем выставок собак. Пес-ветеран дожил до глубокой старости и был похоронен с воинскими почестями, как и подобает герою.

Москва. Парад Победы на Красной площади 24 июня 1945 год. Автор: Макс Альперт, источник: фотохроника ТАСС

Отдельного упоминания достоин Джульбарс — овчарка, герой Великой Отечественной войны, боец 14-й штурмовой инженерно-саперной бригады, обнаруживший более 7000 мин и 150 снарядов, награжденный медалью «За боевые заслуги».

В конце войны Джульбарс был ранен и не смог самостоятельно участвовать в Параде Победы в Москве. Говорят, что генерал-майор Григорий Медведев доложил об этом командовавшему парадом маршалу Константину Рокоссовскому, который поставил в известность Иосифа Сталина. Сталин приказал нести этого пса по Красной площади на своём кителе. Так и сделали: на Параде Победы командир 37-го отдельного батальона разминирования майор Александр Мазовер строевым шагом пронёс боевого пса мимо трибуны с Верховным Главнокомандующим в колонне Центральной школы военного собаководства.

Источник

Псы войны. Удивительный факты о четырехлапых героях Великой Отечественной войны

В годовщину исторического боя Великой Отечественной под Легездино, где в последнюю контратаку вместе с пограничниками шли их служебные собаки, предлагаю вспомнить про всех четвероногих друзей, попавших в пекло Второй мировой войны.

Участие собак в боевых действий не было для меня секретом со времен легендарного «Три танкиста и собака», но вот масштабы этого участия как-то проходили мимо сознания:

«В армию тогда были призваны более шестидесяти тысяч собак, причем не только овчарок, но и других пород, вплоть до крупных дворняжек. Из них сформировали 168 отрядов. Они помогли вытащить из-под обстрелов около 700 тыс. тяжелораненых солдат и офицеров, обнаружить и обезвредить 4 млн. фугасов, доставили 3500 тонн боеприпасов и более 120 тысяч боевых донесений, не говоря уже о том, что ценой своей жизни собаки подорвали больше 300 фашистских танков».

Триста танков. черт возьми… это же без малого – штат двух немецких дивизий. Может быть, поэтому собака-подрывник удостоена отдельного памятника в более чем символичном месте – в Сталинграде:

Не все собаки-подрывники были смертниками. «Овчарка Дина пустила под откос вражеский бронепоезд, причем сама осталась жива. Дина выскочила на рельсы перед самым поездом, положила мину и в самый последний момент броском кинулась в сторону. Также она отличилась при разминировании города Полоцка, где в одном из госпиталей обнаружила мину-сюрприз, оставленную немецкими солдатами для наших ребят».

Овчарка Дина и ее проводник Филатов (справа):

Самая гуманная из всех военных профессий – санитар. Зимой на легких санках-нартах, а летом на волокушах и небольших тележках собаки доставляли на передний край боеприпасы, а обратно увозили раненых. Другие собаки с укрепленной на спине небольшой походной аптечкой после боя помогали санитарам находить раненых. Особенно незаменимыми собаки оказались там, где не пройдет никакая техника и даже лошадь – среди болот, в густом лесу или в глубоких снегах:

Фронтовой писатель Илья Эренбург:

«На одном из участков Западного фронта отряд нартовых собак перевез за месяц 1239 раненых и доставил на передний край 327 тонн боеприпасов. Передо мной записка, нацарапанная наспех карандашом: «Наша часть, наступая, несет потери. В церкви скопилось много раненых. Вывезти не на чем. Если можно, сейчас же пришлите нартовых собак. Положение серьезное. Командир медсанбата». Собаки поспели вовремя. Вывезли.

Я знаю лайку Мушку. Осколок мины оторвал у нее ухо, но она продолжала работать. Это обстрелянная собака. При сильном огне она не идет, но ползет. Другие собаки явно уважают Мушку и следуют ее примеру. Мушка вывезла много раненых. Недавно один боец отдал ей свой кусок мяса и задумчиво сказал: «Как будто она… А может, и не она – похожая… Вот такая спасла меня возле Ржева….»

Было это возле Суханичей. Шотландская овчарка Боб в белом халатике ползла по поляне. Короткая пауза между атакой и контратакой. Раненые попрятались в ямах или в воронках. Боб отыскал шестнадцать раненых. Найдя человека среди снега, Боб ложится рядом и громко, взволнованно дышит: я здесь. Боб ждет, не возьмет ли раненый перевязку: на спине у собаки походная аптечка. И Бобу не терпится: скорей бы взять в зубы брендель (кусок кожи, подвешенный к ошейнику, — знак того, что собака нашла раненого) и поползти к санитару: иди сюда! Боб нашел семнадцатого – лейтенанта Яковлева. Когда собака поползла за санитаром, начался обстрел из минометов. Осколок оторвал у Боба сустав передней лапы. Он все же дополз до хозяина, не выпуская изо рта бренделя, торопил: скорей за мной!»

Вечная слава героям и их бессловесным четвероногим друзьям, спасавшим ценой своей – собачьей – человеческие жизни в этой нечеловеческой мясорубке.

Менее известны (я вообще о них не знал) фронтовые собаки-связные, которые за годы войны доставили более двадцати тысяч донесений, протянули телефонные провода там, где нельзя было пройти солдату, ведь она меньше человека, ниже, бежит гораздо быстрее, попасть в нее трудно.

И опять – Илья Эренбург:

В январе гвардейский стрелковый полк оказался в тылу у врага – под Вереей. Проволочная связь часто рвалась, радиоустановки были разбиты. Связь поддерживали четырнадцать собак. Собаки ползли по открытой местности под ураганным минометным огнем. Здесь погибла овчарка Аста, она несла из батальона на командный пункт полка донесение: «Огонь по березовой роще». Аста, смертельно раненная, доползла до своего вожатого Жаркова. Положение было восстановлено.

Как не вспомнить рыжего эрдельтерьера Каштанку? Раненая в голову, с разорванным ухом, истекая кровью, Каштанка подползла к вожатому — доставила в батальон донесение. Ее забинтовали и отослали назад: другой связи не было. Две недели, забинтованная, она поддерживала связь с резервом. Было это возле Нарофоминска. Там Каштанка и погибла от снаряда. Многие бойцы ее помнят.

Когда наши защищали высоту Крест, эрдель Фрая проделала тридцать три рейса – семьдесят километров. В последний раз Фрея принесла донесение смертельно раненная: осколок мины раздробил ей челюсть.

Читайте также:  Что делать когда собака хочет укусить

Что добавить к этому простому рассказу? На войне люди больше, чем когда-либо, ценят верность. Мы все помним прекрасный рассказ Чехова «Каштанка». Теперь Каштанка спасает раненого хозяина.

Не сравнима ни с чем роль собак в поисках мин. Только одна овчарка по кличке Дик обнаружила около 20 тысяч вражеских мин за время войны, чем спасла от смерти сотни солдат и мирных граждан. В личном деле этого кроткого колли записано:

«Призван на службу из Ленинграда и обучен минно-розыскному делу. За годы войны обнаружил более 12 тысяч мин, принимал участие в разминировании Сталинграда, Лисичанска, Праги и других городов. Он помог разминировать несколько штабов (в т.ч. и штаб маршала Говорова), спас в Павловске дворец, за час до взрыва обнаружив заложенную в фундаменте 2500-килограммовую бомбу с часовым механизмом».

Легендарный пес-сапер Дик:

После войны Дик благополучно вернулся к своей хозяйке и выставлялся на первой после войны выставке в Ленинграде. Несмотря на то, что Дик был трижды ранен, он дожил до глубокой старости и похоронен с воинскими почестями.

Самый титулованный четвероногий сапер — Джульбарс был личной собакой старшего лейтенанта Дины Соломоновны Волкац, жены командира 37-го ОБР. Обученный своей хозяйкой всем видам служб, которые тогда только существовали, «Жулик», как его называла Дина, особенно владел искусством поиска мин.

Дворцы над Дунаем, замки Праги, соборы Вены — эти уникальные памятники архитектуры дожили до наших дней и благодаря феноменальному чутью Джульбарса. Документальным подтверждением этого служит справка, в которой сообщается, что с сентября 1944 г. по август 1945 г., принимая участие в разминировании на территории Румынии, Чехословакии, Венгрии и Австрии, Джульбарс обнаружил 7468 мин и более 150 снарядов. Отменное чутье неутомимого пса отмечали и саперы, разминировавшие могилу Тараса Шевченко в Каневе и Владимирский собор в Киеве. 21 марта 1945 года за успешное выполнение боевого задания Джульбарс был награжден медалью «За боевые заслуги» — единственный пес, удостоенный такой награды.

Красная площадь видела много парадов, но только один раз на Параде Победы по ней прошел целый сводный батальон собак. В конце войны Джульбарс был ранен и не смог участвовать в Параде Победы 24 июня в составе школы военных собак. Когда в известность поставили Иосифа Виссарионовича Сталина, последний приказал:«Пусть эту собаку пронесут на руках по Красной площади на моем кителе…»

Сводный батальон, Парад Победы:

Поношенный китель без погон был немедленно доставлен в Центральную школу. Там соорудили нечто вроде лотка, который когда-то бывал у разносчиков, подвернув рукава, прикрепили к нему китель спинкой наружу, воротником вперед. Джульбарс мгновенно сообразил, что от него требуется, и в ходе тренировок лежал на кителе не двигаясь. И в день Великого Парада вслед за «коробкой» солдат у ноги каждого из них шла собака-миноискатель, «рубил строевым» командир 37-го отдельного батальона разминирования майор Александр Мазовер, неся Джульбарса с забинтованными лапами и гордо вскинутой мордой на кителе генералиссимуса.

Но это еще не конец звездной истории – собака-звезда военных лет стала кинозвездой в мирное время, снявшись в фильме «Белый клык».

Джульбарс в роли Белого клыка:

Но самый необычный по своей трагичности памятник стоит у села Легездино, что на Украине:

В этих местах попали в окружение и были практически полностью уничтожены отходящие от западной границы 6-я и 12-я армии Юго-Западного фронта. К началу августа они насчитывали 130 тысяч военнослужащих, из кольца окружения к своим пробились 11 тысяч солдат и офицеров, главным образом из тыловых частей. Остальные либо попали в плен, либо навсегда остались в урочище Зеленая Брама.

В Легездино располагались штабы сразу двух войсковых частей, названия и номера которых не имеют для этого рассказа значения. Прикрывал штабы отдельный батальон пограничной службы Коломыйского погранотряда под командованием майора Лопатина. При батальоне находилась Львовская пограншкола служебного собаководства. Выполняя приказ «обеспечить эвакуацию штабов – задержать немцев», батальон вступил в бой с рвущимся к штабам немецким полком.

Когда патроны закончились и бой перешел в рукопашную схватку, где на одного пограничника приходилось пять немцев и казалось, что шансов выполнить приказ – ни одного, командир батальона послал в бой последний резерв – 150 служебных, обученных на захват пограничных псов. Собственно, посылать никого не требовалось – в 100 метрах от питомника УБИВАЛИ их хозяев. Что это такое для служебной собаки – объяснять, думаю, не надо.

Атака рассвирепевших псов была страшной. Старожилы доныне помнят истошные панические вопли, лай и рык, которые доносились с поля боя. Ошарашенные немцы дрогнули и побежали, но на помощь подошли танки. Саперные лопатки и клыки против брони бессильны. Все 500 пограничников и большая часть служебных собак остались на поле боя. Уцелевшие псы, по словам очевидцев — жителей села Легездино, до конца остались преданы своим проводникам. Они улеглись возле хозяев и никого не подпускали к ним. Озлобленные немецкие солдаты безжалостно пристреливали их, а те из них, кто не попал под выстрелы, позднее отказывались от пищи и умерли от голода на поле.

9 мая 2003-го на добровольные пожертвования ветеранов Великой Отечественной, военнослужащих пограничных войск и кинологов Украины был установлен памятник человеку с ружьем и его верному другу — собаке.

Узнав об этом бое, я сомневался в самой возможности собак, пусть и натренированных, обратить в бегство вооруженных солдат, пока не прочитал о личных впечатлениях объекта такой атаки – специально обученного и хорошо подготовленного офицера диверсионного подразделения:

«Когда я почувствовал, что они («альфовцы») меня обнаружили, — вспоминает офицер, — то вначале удивился: как это у них так быстро получилось? Я знал боевой порядок и тактику действий «альфовцев», ведь она очень схожа с нашей. Приготовился к атаке. В комнату, как и предполагал, влетела граната. Я укрылся. После разрыва направил ствол своего автомата на уровень груди входящих и готов был открыть огонь. Вместо этого в дыму что-то мелькнуло, я даже не понял, что это было. И тут возле себя увидел собаку, которая жестко атаковала меня в ноги и пах. Все, что помню: ужас и еще раз ужас. Такой, что я забыл и про автомат, и про пистолет.

Я даже не разглядел, что пес был в наморднике. Помню, что сильно орал, чтобы кто-нибудь забрал собаку от меня. Последующий силовой захват я воспринял как божественное избавление от этого четвероногого монстра. После учений командир «альфовских» кинологов, который был инициатором пуска боевого пса, услышал от меня много о себе нового и интересного. Но если быть объективным, то вынужден признать, что работа по такой схеме моментально «вырубает» контроль над ситуацией. Скоротечность и внезапность атаки «унисоба» не оставляет даже мгновения для оценки обстановки. Охватывает паника при виде страшной оскаленной морды. Как противостоять человеку, я знаю, а вот как быть со штурмовой собакой — даже не представляю. »

Дописываю эти строчки, боясь пошевелить ногой, на которую положил голову и задремал сторожевой пес Спарк — таким образом он контролирует перемещения хозяина, который все время куда-то пытается улизнуть по каким-то своим непонятным для собаки делам и не понимает, что сторожевой пес должен его охранять, а для этого постоянно находиться рядом. На днях во время прогулки он отважно бросился на ретривера, приблизившегося к хозяину, и наверняка «загрыз» бы его, если бы я не подхватил сторожевого пса на руки. Малый немецкий шпиц Спарк, дай бог тебе никогда не жертвовать своей жизнью ради спасения людей. Живи за тех своих сородичей, кто уже это сделал

Источник



Собаки на фронтах Великой Отечественной войны

У нас уважают собаку недаром:
Собака на фронте была санитаром,
Связистом, сапёром. Порою собаки
На танки фашистов бросались в атаки.
Да, на войне получалось и так,
Что «тигры», «пантеры» боялись собак.
Е. Ефимовский

Почти 70 тысяч собак были на фронте Великой Отечественной войны. Голодали, мерзли и мокли в окопах вместе с нашими солдатами, вывозили раненых, бросались под танки и взрывали вражеские поезда. Они были самыми преданными и верными друзьями человека.

24 июня 1945 года хмурилось небо над Москвой, словно оплакивая жертву, принесенную нашей страной на алтарь Победы. Замерла Красная Площадь в ожидании боя курантов. И ровно в 10 часов из ворот на белом коне выехал маршал Георгий Жуков. Парад в честь победы над Германией в Великой Отечественной войне начался. Родина встречала своих сыновей, вернувшихся с фронтов. Около 35 тысяч солдат и офицеров печатали шаг на главной площади страны – лучшие из лучших, лучшие из оставшихся в живых. В коробке Центральной военно-технической школы дрессировщиков, которой командовал генерал-майор Григорий Пантелеймонович Медведев, рядом со своими проводниками старательно вышагивали и четвероногие герои – собаки. Единственным офицером, который не отдавал честь на этом параде, был командир 37-го отдельного инженерного батальона миноискателей майор Александр Павлович Мазовер. И на это была уважительная причина. Его руки были заняты драгоценной ношей – он нес раненого Джульбарса, легендарную собаку минно-розыскной службы.

22 июня 1941 года голос Юрия Левитана разделил историю нашей страны на две эпохи. Началась Великая Отечественная война, была объявлена всеобщая мобилизация. На защиту Родины встали все, кто мог держать в руках оружие. Но призывались не только люди, населению было дано предписание сдать в распоряжение армии всех собак, которые годились для прохождения курсов служебного собаководства.

Всего за годы войны в армию было призвано около 68 тысяч собак, несших самую разнообразную службу. Среди них были саперы и диверсанты, санитары и подрывники, связисты и разведчики.

Уже в самом начале войны служебным собакам пришлось совершить свой первый подвиг. В конце июля 1941 года отдельный батальон пограничного отряда охраны тыла Юго-Западного фронта, созданный на базе отдельной Коломыйской пограничной комендатуры, отступая с боями на восток, прикрывал отход штабных частей командования Уманской армейской группировки. Вместе со своими проводниками-пограничниками все тяготы службы несли 150 служебных собак. 30 июля у украинского села Легедзино батальон принял свой последний бой. Силы были слишком неравны: против пяти сотен пограничников воевал целый немецкий полк. Когда в живых оставалось всего несколько бойцов и исход боя был предрешен, на врага выпустили последний резерв. 150 обученных служебных овчарок под шквальным огнем неприятеля буквально вгрызались немецким пехотинцам в глотки, искусанные солдаты в панике отступали, пока к ним на подмогу не подошли танки.

Собакам удалось остановить немецкое наступление на этом участке фронта почти на два дня. В этом бою погибли все 500 пограничников, в плен не сдался никто. А уцелевшие в том бою собаки были расстреляны немецкими солдатами. Враг был настолько напуган свирепой атакой четвероногих бойцов, что по свидетельствам местных жителей, досталось и местным сельским собакам. Солдаты расстреливали всех крупных собак в селе, даже тех, кто был на привязи. Лишь одной овчарке удалось доползти до хаты, селяне ее спрятали и выходили, а по ошейнику на ней узнали, что это были пограничные псы не только Коломыйской погранкомендатуры, но и специальной школы служебного собаководства капитана М. Е. Козлова. Местные жители похоронили тела павших пограничников вместе с их верными собаками в одной братской могиле на месте боя. В 1955 году останки бойцов и их собак перезахоронили рядом с сельской школой. Сейчас на этом месте стоит памятник, надпись на котором гласит:

«Остановись и поклонись. Тут в июле 1941 года поднялись в последнюю атаку на врага бойцы отдельной Коломыйской пограничной комендатуры. 500 пограничников и 150 их служебных собак полегли смертью храбрых в том бою. Они остались навсегда верными присяге, родной земле».

На всех военных фронтах было обучено и сформировано в специальные боевые подразделения: 17 батальонов собак-минёров, 14 отрядов собак-истребителей бронетехники, 37 батальонов ездовых собак, 2 специализированных отряда, 4 батальона связных отрядов. За это же время страна подготовила для фронта более 42 тысяч специалистов по служебному собаководству – 2 191 офицера, 8 тысяч сержантов и 32 тысячи вожатых. Многие из них не вернулись с полей сражений, но оставшиеся в живых своей работой после войны обеспечили расцвет служебного собаководства в СССР.
На фронтах Великой Отечественной войны действовало огромное количество отрядов боевых собак: миноискателей, истребителей бронетехники, ездовых и санитарных, связистов, собак разведывательной службы, диверсионных и сторожевых.

Читайте также:  Собака ждет хозяина после аварии

Собаки-миноискатели

Но самое большое количество жизней спасли собаки минно-розыскной службы, которые очищали населенные пункты от смертоносного железа.

Всего за годы войны для обнаружения мин подготовлено свыше шести тысяч собак, которые обезвредили более четырех миллионов мин. Собаки разминировали Белгород, Киев, Одессу, Новгород, Витебск, Полоцк, Варшаву, Прагу, Вену, Будапешт, Берлин.

Общая протяженность военных дорог, проверенных собаками составила 15 153 км.
Из донесений Северо-Западного фронта:

«Применение собак-миноискателей имеет большое значение в работе инженерных частей. Наличие собак сокращает подрывы личного состава при разминировании. Собаками очищаются полностью минные поля без пропуска мин, что невозможно сделать при работе миноискателем и щупом. Собаки разыскивают мины всех систем: отечественные мины и мины противника, металлические, деревянные, картонные, наполненные разнородными видами взрывчатых веществ».

Собаки находили предметы, спрятанные глубоко под землей. Тонкий собачий нюх позволял обнаруживать боеприпасы на глубине до двух метров. При этом собаки работали на совесть – из директивы начальника инженерных войск Советской Армии всем фронтам:

«При обследовании маршрутов скорость увеличивалась до 40-50 км в сутки против прежних 15 км. Ни на одном из маршрутов, проверенных собаками-миноискателями, не было случая подрыва живой силы и техники».

Собаки-истребители бронетехники

Пауль Карель, бывший глава пресс-службы Иоахима Риббентропа, министра иностранных дел Третьего рейха, в своей книге «Гитлер идет на восток» писал про «дьявольское оружие Красной армии», которое вызывало у немецких солдат ужас и останавливало танковые атаки. Это наименование получила не боевая машина или какое-то особое оружие, а обычная собака. Часто беспородная. Речь идет о легендарных собаках-истребителях танков. Идея использования собак для уничтожения танков родилась еще в довоенное время, а в 1935 году первые подготовленные для этой работы собаки уже поступили на вооружение Красной армии.
Обучение собак-истребителей бронетехники сводилось к использованию простейшего рефлекса – поиска пищи. В учебном центре миски с питанием размещали под стоящими макетами танков. К собаке привязывали макет взрывного устройства и обучали залезать под танк, давая еду из нижнего люка. Постепенно задачу усложняли, приучая собаку не бояться работающего двигателя и движущихся предметов. В боевых условиях животное держали впроголодь, а в нужный момент выпускали навстречу вражескому танку с укрепленным на ней настоящим взрывным устройством. Освобожденные из клеток, привлеченные запахом горячей еды, собаки бросались к танкам и залезали под них. Очень быстро они усваивали, что еду можно найти только под танком. Через некоторое время их учили выполнять эти действия, не обращая внимания на работающие двигатели танков, имитацию стрельбы и взрывов взрывпакетов.
Для собак-истребителей было разработано специальное взрывное устройство – брезентовый вьюк, по бокам которого размещались две тротиловые шашки весом по 6 кг. Кроме того, на спину животного закрепляли контактный деревянный детонатор. Собака должна была подбежать под танк таким образом, чтобы детонатор соприкоснулся с его днищем (при отклонении детонатора назад мина взрывалась). Поскольку днище танка было наименее защищено (его броневая защита составляла всего 15-30 мм), то машина выводилась из строя.

Первый танк был подорван собакой 27 июля 1941 года под Рогачевом, а всего такие собаки-«камикадзе» взорвали более 300 единиц бронетехники врага.

Немцы боялись этих псов больше, чем противотанковых орудий. Пожертвовав собой собаки-истребители подорвали более 300 фашистских танков. За один из дней боев за Сталинград такие «живые мины» взорвали 27 фашистских танков.
Генерал-лейтенант Дмитрий Лелюшенко, командующий советской 30‑й армией, в марте 1942 года сообщал в штаб:

«Практика применения в армии собак 1‑го истребительного отряда показала, что при наличии массированного применения противником танков противотанковые собаки являются неотъемлемой частью обороны. В период разгрома немцев под Москвой пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного отряда. Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится».

Платили за такой успех собаки своими жизнями – в среднем на один уничтоженный танк приходилось 13 погибших собак. За годы войны было подготовлено около 8,5 тысяч голов, но массовое применение таких собак на фронтах пришлось на первые годы войны. Уже к 1943 году их использование было по ряду причин затруднено, часть оставшихся собак была переучена для минно-розыскной службы.

Ездовые и санитарные собаки


Широко использовались во время войны ездовые подразделения собак. На телегах и санях собаки доставляли боеприпасы, амуницию и продукты питания, эвакуировали пострадавших в госпиталь. На некоторых сложных участках фронта ездовые собаки были основным видом транспорта, без их работы многие подразделения остались бы без боеприпасов и питания. В Красной Армии несли службу около 15 тысяч упряжек, которые за годы войны доставили на передовую по самым скромным подсчетам более 6 тысяч тонн грузов. В условиях напряженных боевых действий и дефицита техники помощь животных оказалась поистине неоценимой.


Одной из разновидностей ездовых собак были собаки санитарной службы, которых солдаты заслуженно звали мохнатыми ангелами. Они вытаскивали на привязанных волокушах раненых с поля боя там, куда не могли добраться военные санитары, доставляли медикаменты бойцам, которые могли перевязать себя самостоятельно. Если раненый солдат был без сознания, то собаки лизали ему лицо, чтобы очнулся, согревали теплом своих тел. Собаки-санитары отыскивали на поле боя раненых солдат и приводили к ним помощь. К тому же, они таскали на себе небольшие рюкзачки со всеми лекарствами, необходимыми для оказания первой медицинской помощи. С помощью ездовых упряжек вывозили раненых, доставляли подкрепление и боеприпасы на позиции.

Свыше 15 тысяч упряжек за время войны вывезли с поля боя более 650 тысяч раненых, привезли на позиции более 3,5 тонн боеприпасов и амуниции, а также доставили огромное количество продуктов питания.

Участник Великой Отечественной войны Сергей Соловьев в своих воспоминаниях писал:

«Из-за плотного огня мы, санитары, не могли пробраться к тяжело раненным однополчанам. Раненым нужна была срочная медицинская помощь, многие из них истекали кровью. Между жизнью и смертью оставались считанные минуты… На помощь приходили собаки. Они по-пластунски подползали к раненому и подставляли ему бок с медицинской сумкой. Терпеливо ждали, когда он перевяжет рану. Только потом отправлялись к другому. Они безошибочно могли отличить живого человека от погибшего, ведь многие раненые находились в бессознательном состоянии. Такому бойцу четвероногий санитар лизал лицо до тех пор, пока он не придет в сознание. В Заполярье зимы суровые, не раз от лютых морозов раненых спасали собаки – они грели их своим дыханием. Вы мне можете не верить, но собаки плакали над умершими».

Многие солдаты обязаны жизнью своим мохнатым ангелам, которые во время войны вывезли с поля боя более 650 тысяч раненых. Лайка по кличке Бобик со своим проводником Дмитрием Тороховым оказали помощь 1 580 раненым, а Мухтар вывез около 400 бойцов, в том числе и своего проводника ефрейтора Зорина, контуженного взрывом снаряда.
Из воспоминаний медсестры Елизаветы Ераниной (Самойлович):

«Собаки минные поля снимали, доставляли донесения, разматывали связь и раненых вывозили на упряжках. Овчарок запрягали по четыре. Дворняжек, лаечек — по пять-семь. Раненые, тяжелораненые целовали собак и плакали. Мой Мигуля водил упряжку на передовую под огнем. Упряжка собак ползком подавала раненому нарты. Представьте только — сто-сто пятьдесят метров ползком. Туда и обратно — по рытвинам, по снегу, по земле. Один раз тяжелораненый, грузный мужчина кричит мне: «Стой, стой, сестра, стой!» Я думала, надо перевязать. А он из последних сил говорит мне: «Сестричка, у меня колбаска в вещмешке и сахар, отдай собачкам. Сейчас, при мне отдай!»».

Собаки-связисты


Одной из древнейших специализаций военных собак является использование их в качестве связных. Наличие бесперебойной связи между подразделениями зачастую может влиять на исход всей боевой операции, а отсутствие связи приводит к потере управления войсками. В условиях интенсивных боев ни телефонная, ни радиосвязь не имели гарантий устойчивости, наладить ее помогали собаки-связные. Они работали днем и ночью, при любых погодных условиях. Собаки проходили там, где человеку не было пути, их не останавливали ни водные препятствия, ни обстрелы противника, ни непроходимые леса и болота. Иногда даже тяжело раненая собака все-таки доползала до места назначения. За годы войны собаки доставили в роты, батальоны и полки около 200 тысяч документов и протянули более 8 тысяч километров кабеля. Командование штаба Калининского фронта отмечало:

«Шесть собак связи заменили 10 человек посыльных, причем доставка донесений ускорилась в 3-4 раза. Потери собак, даже при большой плотности артиллерийского, минометного огня противника весьма незначительны (одна собака в месяц)».

Многие собаки-связисты вписали свои клички в историю. Например, Альма, которая смогла выполнить боевую задачу и доставить пакет, несмотря на то, что немецкий снайпер прострелил ей оба уха и раздробил выстрелом челюсть. И Бульба, проложивший сотни километров кабеля и доставивший более 1 500 донесений. И Рекс, который трижды за один холодный ноябрьский день переплыл Днепр, доставляя важные документы с одного берега на другой.

Собаки разведывательной службы


Использовались служебные собаки и в пешей зафронтовой разведке. Собаки этой службы сопровождали разведчиков в тыл врага, помогали пройти через его передовые позиции, обнаружить скрытые огневые точки, засады, секреты, помогали захватить пленных. При обнаружении неприятеля собака молча, одним лишь движением корпуса сообщала об этом своему проводнику. Ефрейтор Кисагулов со своим напарником по кличке Джек записали на общий счет два десятка захваченных «языков», а легендарный четвероногий разведчик Туман ловко снимал часовых, сбивая их с ног и делая хватку в затылок. Также собаки-разведчики могли обнаруживать диверсионные группы противника, которые пытались скрытно проникнуть за линию советской обороны.

Диверсионные собаки
Еще одной интересной специализацией собак на войне была диверсионная работа. Эти собаки использовались в тылу врага для подрыва мостов и техники неприятеля, повреждения железнодорожного полотна, поджога строений и складов, сбрасывания отравляющих веществ в водоемы.
На спине у таких собак был закреплен разъёмный боевой вьюк. Собака должна была проникнуть на железнодорожное полотно, дернуть за рычаг освобождения от боевого вьюка, выдернуть воспламенитель — и подрывной заряд был готов к диверсии.
Среди собак-диверсантов наиболее известна овчарка Дина, подготовленная тёзкой — командиром взвода дрессировщиков-минеров легендарного 37-го отдельного батальона разминирования Диной Волкац. Принимая участие в «рельсовой войне» в Белоруссии, собака Дина пустила под откос целый воинский эшелон. Овчарка выскочила на рельсы перед приближающимся составом, сбросила вьюк с зарядом, зубами выдернула чеку капсюля-воспламенителя, скатилась с насыпи и умчалась в лес. Краткая сводка гласит:

«19 августа 1943 года на перегоне Полоцк – Дрисса подорван эшелон с живой силой противника. Уничтожены 10 вагонов, выведен из строя большой участок железной дороги, от взорвавшихся цистерн с горючим на всем участке распространился пожар. С нашей стороны потерь нет».

За подготовку этой собаки Дина Соломоновна Волкац была награждена орденом Красной Звезды.

Сторожевые собаки


Сторожевые собаки работали в боевой охране, в засадах для обнаружения врага ночью и в ненастную погоду. Они, не подавая голоса, одним натяжением поводка и поворотом туловища указывали направление грозящей опасности. Несли службу они и на стационарных постах, охраняя десятки тысяч воинских частей и складов.

А еще собаки служили талисманами и помогали солдатам преодолевать тяготы войны, да и просто воевали вместе с ними. С древнейших времен собака является самым верным другом и помощником человека. Свою беззаветную преданность и готовность служить людям собаки доказали и в самые суровые для нашей страны годы. Следы натруженных собачьих лап давно стерлись с брусчатки Красной площади, по которой они в 1945 проходили парадом, но память об их подвиге не забудется никогда.

И собачья честь
Не замарана подлым предательством!
Жалким трусом из псов
Не отметил себя ни один!
Воевали они
Без присяги, но всё ж с обязательством
Вместе с Армией Красной
Уничтожить фашистский Берлин.
С. Ерошенко.

Источник